Скромное обаяние буржуазии

Париж особняки

В этих кварталах богатые парижане стали селиться во второй половине XIX века. Время Второй империи - это время строительства Суэцкого канала, сети железных дорог, возникновение крупных концессий, трансатлантические пароходы бороздили моря, объем промышленного производства увеличился в три раза, в стране нарастал денежный капитал.
Колоссальные биржевые операции и спекуляции приучали к большим и легким деньгам. Эти огромные деньги текли в карманы промышленников, банкиров, торговцев, на них строились роскошные особняки, покупались коллекции. Жажда роскоши, расточительство нуворишей, боязнь войн и революций приучали жить одним днем. Париж особняки Особняки этого времени Ниссимо де Комондо и Жакмар Андрэ - это все лучшее, что отдала французская буржуазия своей стране, это памятник Второй империи.
В них время остановилось: каждый предмет мебели, каждая картина на том же месте, как и полтора столетия назад. Даже перчатки официанта на стуле в официантской комнате и вымытые бокалы на столике создают ощущение, что хозяева просто вышли и скоро вернуться. Париж особняки Богатство позволяет лишь временно пользоваться произведениями искусства, которые продолжают жить после смерти своих владельцев. Моисей де Комодо, Нелля Жакмар, Эдуард Андрэ хорошо понимали это и оставили нам свои сокровища, собранные с такой любовью. Еще французская буржуазия оставила нам Париж. Тот самый Париж, который мы сегодня знаем, перекроенный Османом и Луи Наполеоном, с широкими бульварами, комфортабельными домами, огромными квартирами, великолепными мостами, переброшенными через Сену.

ВЛАДЕНИЯ ГЕРЦОГА ОРЛЕАНСКОГО.

Париж парк Монсо Луи Филипп Жозеф герцоге Монпансье, герцог Шартрский, и герцог Орлеанский, первый принц крови был одним из богатейших людей Франции. Когда мы перечисляем его герцогские короны, нужно помнить, что за ними сняли земли и деньги. Устав от тяжелой роскоши дворцов своих предков, он создает парковый каприз в местечке Монсо. Он был причудливых взглядов этот Великий Мастер масонской ложи «Великий Восток Франции».
Его фантазия собирает в центре Парижа античные руины, египетскую пирамиду, голландские мельницы. Увлеченный новыми идеями и беря за образец конституционную монархию в Британском королевстве, он вдруг стал революционером и отказался от позорной королевской фамилии Бурбон.
Гражданин Эгалите, гражданин Равенство, так прозвали его и так он сам называл себя. Его прочили в основатели новой династии, сам он считал себя гражданином Франции и порвал со своей семьей, проголосовав за казнь кузена Людовика XVI.
Однако, законы революции, как и законы истории жестоки, как сказал Пьер Вернье,«Революция, как бог Сатурн пожирает своих детей. Будьте осторожны, боги жаждут».
Он закончил свою жизнь подобно Дантону и Робеспьеру на гильотине. Гражданин Эгалите в день казни выпил две бутылки шампанского и сказал палачу, который хотел снять с него сапоги: «Не теряйте времени, снимете с тела». Париж парк Монсо Ненавидевшие его роялисты должны были признать: «Он жил как собака, но умер как принц крови».
А Парижу после его смерти остался этот удивительный уголок природы и чистого воздуха - парк Монсо. Отшумели революционные бури, к власти пришел капитал и земли в низине Монсо были приобретены представителями французской буржуазии, которая построила вокруг этого оазиса зелени и причуд роскошные особняки, подражая принцам крови и заполнила их произведениями искусства, от которых так устал в свое время гражданин Эгалите.

Заказать тур или задать вопрос>>>


Вернуться на главную страницу >>>